Свой новый фильм Павел Лунгин снимает в Суздале

дата публикации:     24.01.2008

Свой новый фильм Павел Лунгин снимает в Суздале

Как известно, российский режиссер Павел Лунгин приступил к новому проекту – фильму, который повествует об одном из самых драматических эпизодов царствования первого русского царя Ивана IV. Два года из жизни грозного царя, его взаимоотношения с митрополитом Московским Филиппом (Колычевым) и борьба с инакомыслием составят сюжетную канву картины. Его рабочее название «Иван Грозный и митрополит Филипп». Сценарист фильма – писатель Алексей Иванов, автор «Сердца Пармы» и «Золота бунта».

Отвечая на вопросы журналистов, Лунгин заметил, что главное для нашей жизни – ответить на существенные вопросы: кто мы, откуда мы, что такое русская власть, любовь правителей или нелюбовь правителей. А Иван Грозный – это такой важнейший этап в нашей истории, личность, призрак которой до сих пор искушает Россию.  В тоже время, Павел Лунгин ставит и перед зрителями, и перед собой задачу понять, каким был Иван Грозный на самом деле, какова природа конфликта между Грозным - царем-убийцей и в то же время одним из образованнейших людей своего времени - и митрополитом Филиппом. Как известно, одно время они были дружны, но со временем их взгляды на Россию, на ее будущее, на вопросы веры кардинальным образом разошлись. Митрополит впал в немилость, был низложен со своего высокого поста, а в 1569 году с ведома государя был задушен Малютой Скуратовым. «я беру очень узкую тему – его отношения с митрополитом Московским Филиппом. Это были друзья и враги, которые и любили друг друга, и абсолютно разошлись в ощущениях страны, Бога, правильности выбора, русских людей».

Между тем, интригой стал выбор актера на главную роль. Если долгое время не было известно, кто сыграет Скуратова, Басманова, самого Филиппа, то личность Петра Мамонова, почти сразу согласившегося на участие в съемках, заинтересовала многих почитателей творческого тандема Лунгин – Мамонов. Комментируя свой выбор, Лунгин рассказал: «В Мамонове я увидел Грозного во время съемок «Острова». В каких-то ракурсах, планах это лицо проступало.

Петр Николаевич сам воплощает особый тип характера русского, в нем есть и благочестие, и неистовство, и юродство… Мне кажется, этот образ его интересует. К тому же Иван Грозный ведь тоже был очень религиозный, и те ужасы, которые он творил – это все делалось в преддверии, в ощущении конца света. Россия тогда вся жила ощущением апокалипсиса, того, что наступили последние времена. И это активное религиозное проживание конца света в общем-то и двигало Грозным. Откровенно говоря, я не вижу никого, кроме Мамонова, кто мог бы тут сыграть… Когда мы снимали молитву в «Острове», это был крайне интимный момент. Это не игра была - Петр молился так, как молится ежедневно. Когда я понял, что фильм начал складываться, у меня возникло ощущение чуда».

Выбор места для съемок, Павел Лунгин объяснил следующим образом: «Я вообще в Москве искал подходящее место, а потом подумали о суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре, он очень походит на Москву XVI века. Мы увидели эти башни, стены, речку внизу – нам понравилось. А потом там атмосфера правильная – нет домов выше двух этажей, нет промышленности, она вне времени.

Прежде чем приступить к съемкам, Лунгин побеседовал с местным духовенством и остался очень доволен. Фильм будет историческим, поэтому вполне вероятно, что владимирские священники помогут режиссеру с фактами. Как рассказал пресс-секретарь Епархии Андрей Сидоров: «Павел Лунгин ищет натуральные съемки, поэтому снимать в Москве категорически не хочет. У нас в Суздале ему очень понравилось. Сценарий, кстати, очень интересный. По сценарию есть пожары, батальные военные сцены. Поэтому  суздальский Спасо-Евфимьевский монастырь на время станет московским Кремлем».После оглушительного триумфа фильма «Остров» новой высокобюджетной исторической драме «Иван Грозный и митрополит Филипп» все прочат статус шедевра и беспрецедентный зрительский интерес. «Мне кажется, в российском кино произошел настоящий прорыв, - говорит Лунгин. - До этого все считали, что окупаться могут только стрелялки, а неформатный фильм заведомо убыточен. Мне же кажется, что в России люди уже задыхаются в масс-культуре».

Суздаль